«Класс» Илмар Рааг

22.01.2015
Оцените статью
(Нет голосов)

Художественный фильм о насилии в обычной эстонской школе «Класс» искусно закамуфлирован под документальную съемку. Кажется, что кинокамера ведет длительное наблюдение за типичным школьным изгоем — нелепым и вялым парнем Йосепом (Парт Уусберг), который терпеливо переносит издевательства одноклассников. Верховодит его мучителями красавчик Андерс (Лаури Педая). Неожиданно для всех — да и для самого себя — за вечную жертву вступается Каспар (Валло Кирс). Сначала не столько ради Йосепа, сколько из желания понравиться самой красивой девочке в классе. Но, вступившись один раз, Каспар понимает, что поставил себя перед жестким выбором — либо он извиняется за бунт и продолжает признавать авторитет и силу Андерса, либо начинает самостоятельную, отдельную от класса жизнь. Каспар выбирает второе, и его ссора с Андерсом перерастает в серьезнейший конфликт. Сцена на пляже, когда одноклассники подвергают Каспара и Йосепа сексуальному насилию, — кульминация картины. Затем следует страшная развязка. Йосип крадет из сейфа своего отца, помешанного на охоте, оружие. Заканчивается все кровавой бойней в школьной столовой…

Сценарий о том, что на школьной войне победителей не бывает, Илмар Рааг писал вместе с юными артистами. Многочисленные обсуждения и репетиции сопровождали весь съемочный период. Отсюда —предельная достоверность характеров. Историю, разыгранную эстонскими школьниками, горячо приняли в Рунете. Вот что я прочитала в одном ЖЖ: «Фильм практически про родной 11-й «В». Те, кто не так давно окончил школу, поймут, насколько все происходящее в фильме реально. Фильм настоящий, жизненный. Поднимает забытые эмоции. Сыграно отменно. Советую всем смотреть. А еще фильм послужит хорошим уроком для родителей и преподавателей».

 

Сценарист и режиссер Илмар Рааг: «Парень сказал, что у него больше нет слез»

С автором фильма «Класс» встретилась обозреватель «Известий» Вита Рамм.

 Вопрос: Фильм действительно снят по реальным событиям?

Ответ: В самой Эстонии подобного не было. Но мы помним трагические события в колледже Колумбайн в 1999 году, когда двое школьников — 17 и 18 лет — расстреляли несколько десятков соучеников и преподавателей и сами покончили жизнь самоубийством. «Синдром Колумбайн» может поразить разные страны. Недавно в Финляндии — в городке Туусула подросток расстрелял восьмерых своих одноклассников и учителя. Так что наш фильм не столько о конкретном событии, сколько о причинах школьного насилия. Мои соавторы, которых я нашел в разных школьных театрах, вносили в историю собственный — не только школьный, но и жизненный — опыт. Ребята хорошо знали предмет исследования.

В: Необычный метод создавать сценарий — вместе с исполнителями…

О: Я прошел хорошую школу в Голливуде. Там при каждой крупной студии есть специальные отделы, которые занимаются авторским кино. Если в блокбастерах недостатки сюжета или характеров можно прикрыть дорогими компьютерными спецэффектами, то в авторском фильме основой всего является сценарий. Режиссер должен быть готов к съемкам на все сто — еще и потому, что бюджет всегда ограничен. «Класс» обошелся в 100 тысяч евро. Мы сняли фильм очень быстро — за 14 дней. Можно сказать, что ребята снимались бесплатно, за идею. Мы только кормили их во время съемок.

В: В фильме вы и ваши соавторы — школьники — причину расстрела видят в издевательствах одноклассников. Не слишком ли прямолинейное объяснение?

О: Я хорошо помню собственный школьный опыт. Не забыл и службу в армии со всеми прелестями дедовщины. И могу сказать, что корни насилия везде одинаковы. Не потому, что парни, взявшие в руки оружие и стрелявшие в своих сверстников, читали не те книги, блуждали не по тем сайтам в интернете или смотрели не те фильмы. Такое объяснение облегчает совесть взрослых, проглядевших начало конфликтной ситуации. Расстрел — всегда отчаянный ответ на пережитое насилие.

В: Фильм очень жесткий. Зачем вам понадобился столь страшный эпизод на пляже?

О: Во время обсуждения сценария я спросил ребят: что может случиться, после чего не хочется жить? Среди их ответов было и публичное сексуальное насилие. И тогда я вспомнил, что о подобной ситуации рассказывала моя студентка. Так в фильме появилась эта сцена на пляже. Ребята мужественно отыграли сцену и подсъемки крупных планов, но после третьего дубля Каспар попросил остановиться — сказал, что у него нет больше слез. На съемочной площадке все время присутствовал профессиональный психолог. И это помогало ребятам вернуться из мира кино в реальность.

В: В вашем фильме взрослые либо агрессивны, как отец Йосепа, либо беспомощны, как бабушка Каспара. А классная руководительница и вовсе не желает вникать в ситуацию в классе.

О: Я не ставил своей целью выносить приговор взрослым. Просто бывают ситуации, когда стороннее вмешательство действительно бессильно. Подростки не любят обращаться к учителям за помощью, боясь, что им припишут еще и стукачество. В современной школе необходимы квалифицированные психологи, способные отследить напряженные отношения внутри классов. Но даже наличие штатных психологов не дает стопроцентную гарантию, что не возникнет какой-нибудь лидер, самоутверждающийся через издевательство. И большинство класса пойдет именно за ним, не вступится за жертву. Такова особенность подросткового поведения.

http://izvestia.ru/news/331286

Рецензия психолога

Татьяна Лапшина

Удивительно, что только сейчас попался на глаза фильм “Класс”. Тяжелый фильм сразу о двух феноменах: травле (буллинге) и “школьниках-стрелках”.
Травля показана в наиболее драматичные моменты – когда жертва уже выбрана и смирилась. Расстановку сил меняет пришедший в класс новичок, которому она не нравится и идея травли не близка. При этом создается очень правдоподобная картинка. Учителя не замечают происходящее до последнего момента. Жертвы скрывают, что что-то вообще не так. Родители проявляют мало участия или же делают это авторитарно и через насилие, усугубляя ситуацию. Участники и свидетели считают нормальным то, что происходит. Называют это “шуткой”. Редкие голоса против практически не слышны. В итоге складывается безвыходная картина, в чем-то напоминающая историю из книги Э. Руланна, о которой я недавно писала. Со стрелком все еще более правдоподобно. Родители Йозефа крайне сдержанно и нелепо проявляют интерес к его жизни. При этом возникает сочетание безразличия с периодическими авторитарными попытками отца “вырастить из сына мужчину”. Безразличие+жестокость+проповедуемый мачизм – очень плохой коктейль в доме, где есть оружие, и подросток умеет им пользоваться.
В фильме много сцен унижения и физического насилия. Страшный финал логичен и, безусловно, несёт моральную нагрузку, с которой очень не по себе оставаться на едине после завершения фильма. В этом смысле – это хороший материал, который можно использовать в педагогических целях.
У фильма есть продолжение – семисерийный сериал “Класс: жизнь после”. В нем чуть больше про травму; про семьи, потерявшие ребенка; про вину выживших и пр. Сериал наследует размеренность повествования фильма, краски и хорошую работу с музыкой. Сам по себе является произведением искусства. При этом снимает часть тяжести, оставленной фильмом. Многократно показывая, что с этим можно жить.

 Чуть более сдержанный ролик о том, что такое травля и как это бывает. В нем наконец-то добрый финал.


Поделитесь с друзьями:
Предыдущая статья
Детки в клетке-2
Следующая статья
Шоколадная война (1988, США)

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений