Школьный моббинг: выходим из под удара (часть первая)

09.02.2016
Дарья Невская
доктор филологии (Dr.Philol.), автор идеи создания сайта
Оцените статью
(Нет голосов)

В конце января в Большом зале Библиотеки Иностранной литературы состоялся  разговор на тему «Травля в школе», в котором приняли участие ведущий и публицист Андрей Максимов, учитель, публицист Ирина Лукьянова, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург ( распечатка этой встречи здесь:). Я побывала на этой встрече и отметила, что единственным оратором, подготовившимся  к этому трудному разговору, оказалась учитель, писатель, автор книги о травле «Стеклянный шарик», автор идеи сайта и форума для родителей с детьми с СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивностью  http://adhd-kids.narod.ru/articles_treatment.html; www.sdvg-deti.com)  Ирина Лукьянова. Мне показалось, что на встрече она не успела поделиться всем тем, о чем собиралась рассказать аудитории. И я предложила Ирине высказаться на тему  травли в школе на нашем сайте. Беседа длилась почти три часа. Мы обе никуда не торопились. Над нами  в кафе «Дети райка» от сквозняка покачивался плафон лампы, на внутренней стороне которой детским почерком было написано: «Петя+Леля+Дима+Ира+Света=Похоть». «Саша+Ира+Давид+Лера=Дружба».

Причины и контекст школьной травли

Ирина Лукьянова: Я сочла возможным участвовать в этом обсуждении темы травли, так как уже тринадцать лет занимаюсь проблемами детей СДВГ, сама мама двоих детей и школьный учитель. Ко мне обращаются за помощью родители,  у которых гиперактивные дети с синдромом дефицита внимания, и каждую конкретную ситуацию приходится «разруливать» с учетом индивидуальных особенностей ребенка и сложившейся ситуации в семье и в классе. Травля имеет очень древнюю историю. Вспомните ветхозаветного пророка Елисея, которого дети обзывали «плешивым», а они их проклял и «вышли из леса две медведицы и растерзали из них сорок два ребенка» (4 Царств. 2, 23-24 – прим. Невской). Сама сцена совершенно ужасна – хотя можно себе представить, сколько там было детей, которые насмехались над пророком, если «из них» растерзали сорок два ребенка...

О чем нам говорят это и другие события древнейшей и новейшей истории? Неприятие «другого» заложено в человеческой природе. Травля проявляет в человеке это биологическое начало.

Дарья Невская: Может быть, в этом как раз и кроется причина  массового непризнания людьми существования проблемы гонения и травли на рабочем месте или в подростковой среде?  Я часто сталкиваюсь с тем, что люди не признаются в том, что хотя бы один раз в жизни – в детстве или во взрослом возрасте – оказывались  в ситуации травли или  наблюдали ее со стороны. Они чаще всего выглядят удивленными и произносят примерно один и тот же текст: «Что вы говорите? Никогда с этим не сталкивался. И у детей моих в школе все в порядке». По поводу этой реакции у меня есть предположение. Человек, признавая проблему, боится «выпустить джина из бутылки», а именно выявить в себе «латентного гонителя», «жертву гонений», или «наблюдателя», который своим агрессивным поведением, виктимностью или не вмешательством когда-то разрушил чью-то жизнь. А бывает так, что мои собеседники к теме «травли»  относятся как к разговору о тяжелой болезни: «Ах, давайте не будем говорить о неприятных вещах».

И.Л.: Они думают: «Раз я этого не видел, значит, этого нет вообще».  Но, если человек никогда не ломал руки и ноги, то это не означает, что завтра на скользкой улице это с ним не случится. Мы не видели живую ехидну, но это не значит, что ее не существует. Так и с травлей. Травля может настичь любого человека в любую пору жизни. От тюрьмы и от сумы, и, добавим, от травли не стоит зарекаться. Надо просто знать, что это явление существует в нашей жизни и быть к нему готовым. Я иногда пишу в статьях о каких-то неприятных явлениях и вижу, что люди иногда комментируют их так: «у автора депрессия», « автор видит все в черном свете», «автору нужно лечиться, а не выплескивать все на форум», «автор клевещет на нашу действительность»… Но, если человек видит только хорошее – это тоже не совсем здоровая реакция. Вспомните произведения великих русских писателей: их больная совесть не могла молчать по поводу того, что происходило вокруг. Я прекрасно понимаю, что человеку хочется радости. Пресловутые фейсбучные «котики» напоминают нам, что есть в жизни место чистой радости – пушистой и доброй. И все эти цветочки, заснеженные пейзажи, щеночки.. Их нельзя игнорировать, а иначе тогда зачем жить? К чему стремиться, если не учитывать присутствие радости и счастья в нашей жизни? Но не признавать существования другой стороны нашей жизни – это значит не принимать самой жизни.

Д.Н.: И еще мне кажется, что не признавать существование этой проблемы – это значит идти на поводу у общественного мнения, которое обычно направляет свое обвиняющее жало в сторону жертвы гонений, мол, сама виновата, что ее изнасиловали – ходила в короткой юбке, сама виновата, что уволили и затравили на работе – высовывалась.

И.Л.: «Сама виновата» - это в нас говорит встроенный механизм защиты. Произнося «сама виновата», мы как бы заклинаем «слепую судьбу». В этот момент мы думаем, что с нами-то ничего такого произойти не может, мы-то «в домике» - мы не ходим коротких юбках, не красим яркой помадой губы, не высовываемся, не хотим повышения по службе…

Д.Н.: Абсолютно согласна.  Это напоминает «синдромом Титаника». В год премьерного показа было зарегистрировано рекордное количество посещений этого фильма в кинотеатре одними и теми же людьми. Мне тогда уже казалось, что дело не столько в качественном кино с хорошими, красивыми актерами, а в том, что людям нравилось раз за разом переживать чувство защищенности и безопасности в теплом кинозале с попкорном именно в тот момент, когда «Титаник» погружался в воду.

Ирина, давайте теперь поговорим о травле (моббинг/буллинге) в школе. Какие важные проблемы вы здесь могли бы наметить?

И.Л.:  В каждой конкретной ситуации, как я уже говорила, «копать» нужно во всех направлениях: работать с ребенком, с учителем, с администрацией школы, с родителями, с другими детьми и их родителями.  Нужно объединить все усилия и, прежде всего, усилия взрослых. Но чаще всего, к сожалению, люди объединяются «против» кого-то, а не «за». Я сталкивалась со случаями, когда родители писали общее письмо администрации школы с тем, чтобы из класса выбросили  «этого отвратительного» ребенка с СДВГ или какими-то другими проблемами поведения. При этом никто не принимает во внимание, что происходит с таким ребенком, который «всем мешает». Даже когда ребенок агрессивен – в основе его поведения – неблагополучие. У ребенка возникают психологические  и физические проблемы, связанные с неблагополучной ситуацией в семье, физическими и психологическими проблемами. И, вместо того, чтобы углубляться в эти проблемы и сообща их решать, мы часто сталкиваемся с непрофессионализмом учителей, которые не знают, как общаться со сложным ребенком, какие методы можно использовать, чтобы добиться дисциплины в классе, как нужно работать с родителями самого ребенка и других учеников, которые подвергают ребенка травле. Там, где нет профессионализма или не работают правила, уставы, законы, уложения - все такие сложные ситуации разрешаются «по понятиям». Надо отдавать себе отчет в том, что в каждой школе складывается свой социум, который  копирует устройство общественных социумов. Школа может быть устроена по принципам демократического государства и тогда туда можно идти решать проблемы с учителями и администрацией, а есть школы, в которых преобладает командно-административный стиль управления и там, скорее всего, либо игнорируют проблему конкретного ребенка, либо постараются ее нивелировать или избавиться от  ребенка. Наше общество пронизано насилием сверху донизу. Мы живем в стране, где насилие социально одобряемо. И если школа не будет оказывать активное противодействие этому агрессивному настрою общества, то школьная среда будет формироваться по образу и подобию общественный среды.  Хорошо, если школа маленькая, в ней поощряют уважение к личности ученика и учителя, а директор знает все учеников по именам. А если это модный нынче «школьный комплекс» из четырех школ с шестью тысячами детей в отдаленном районе Москвы? Да еще некоторые учителя используют ситуацию травли с целью «разделяй и властвуй», а некоторые просто беспомощно разводят руками. И даже тот учитель, кто готов поддержать обижаемого ребенка, часто не в состоянии ничего изменить, потому что не обучен профессионально разрешать конфликтную ситуацию.

Д.Н.: Ира, вы не слышали о случаях противодействия моббингу/буллингу  со стороны объединившихся взрослых – учителей или родителей?

И.Л.: Такие случаи были. Пятиклассники «забивали стрелку», чтобы «разобраться по-пацански» с одноклассником. Один из родителей, узнав об этих переговорах, обратился за поддержкой к другим родителям, и они все вместе пришли в школу выяснять, почему дети в классе ведут себя, как бандиты из кино про девяностые. Вмешательство группы родителей оказывается более действенным, чем борьба в одиночку. И еще один случай, когда помогло вмешательство взрослых людей. Один мальчик «заигрался» в неонацизм, звал нерусских детей в классе чурками, призывал бить «нерусь».  Тогда мужчины-учителя разных национальностей собрались и пришли в класс, где учился этот мальчик, и предложили ему начать их бить прямо сейчас. Мальчик перестал бросаться националистическими лозунгами: ни популярности, ни уважения других это ему не приносило.

Д.Н.: Можно пресечь противоправные действия мировоззренческого моббера, но на его «исправление» нужно потратить гораздо больше времени. Когда я, в рамках проекта Москино ИМХО обсуждала с подростками фильм «Эксперимент 2: Волна», то столкнулась с мнением подростка, которому понравилась «идеология» «Волны». Тогда же я поняла, что он как раз то самое «яблочко, которое от яблоньки». Он оказался на стороне тоталитарного общества и «силы», и в этом я усмотрела более глубокие психологические причины. Возможно, его в свое время заставили уважать «кулак», а теперь он готов перенести свой опыт на других.

    Моббинг в школе: на что имеют право родители?

Д.Н.: Ирина, давайте перейдем к конкретным ситуациям, с которыми сталкиваются родители, чьи дети попали в ситуацию травли. Какие действия вы им порекомендовали бы предпринять родителям в первую очередь?

И.Л.: Я попробую дать «алгоритм» этих действий.

1. Точно выяснить, что именно происходит и кто именно участвует.

2. Родитель мирно разговаривает с учителем – не в тоне «что за безобразие у вас творится?», а как-то так: «мы  заметили, что происходит то-то», «не могли бы вы нам помочь», «я бы хотела с вами посоветоваться». Это должен быть разговор без «наездов» и в спокойном тоне. Уже на этом уровне разрешения конфликта вам станет понятно, начинает ли учитель агрессивно защищаться, утверждая, что «у вас ужасный ребенок, которого вы не воспитываете», а в классе сплошные «идиоты и дебилы», -- или способен действовать с вами сообща. Если удалось договориться – пытаемся решить проблему вместе с учениками и их родителям; лучше, если учитель здесь будет посредником.

Если с учителем не удалось договориться, то переходим на другой уровень.

3.Родители идут к администрации школы и пытаются разговаривать с директором по душам, налаживать контакт и взаимодействие. Опять же здесь важна доброжелательная, доверительная интонация. Но можно сразу туда приходить с заявлением на имя директора школы, в котором подробно описана ситуация. После разговора заявление оставляете в школе, а копию себе. Школа обязана реагировать на все заявления и письма.

Обычно взаимодействие лучше получается в маленьких школах, где все друг друга знают, где директору известен каждый ребенок. Как правило, в таких  камерных школах хорошо налажен механизм взаимодействия дети-родители-учителя-администрация. И в таких школах дети обычно заняты какими-то объединяющими их делами – походами, театром, экскурсиями, проектами. Но если в школе дети предоставлены сами себе, а после уроков  сразу разбегаются, или если это огромный комплекс с большим количеством учеников и зданий – наладить взаимодействие  может быть очень трудно. Может быть, вы услышите, что у директора шесть тысяч учеников, тысяча учителей, и он не в состоянии лично обеспечивать безопасность конкретному ребенку в конкретном классе. Если договориться не удалось, имеет смысл перевести взаимодействие в письменную форму. Но если вы не надеетесь на успех мирных переговоров, можно сразу приходить с письменным заявлением.

4. Если не удалось договориться с администрацией, родители передают директору заявление, в котором есть ссылка на Закон об образовании РФ.

(См.:Статья 41. Охрана здоровья обучающихся: 8) обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность…

Статья 34. Основные права обучающихся и меры их социальной поддержки и стимулирования 1. Обучающимся предоставляются академические права на: 9) уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья…

Статья 28 (пункты 6 и 7), пункт 6: Образовательная организация обязана осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе: 1) обеспечивать реализацию в полном объеме образовательных программ, соответствие качества подготовки обучающихся установленным требованиям, соответствие применяемых форм, средств, методов обучения и воспитания возрастным, психофизическим особенностям, склонностям, способностям, интересам и потребностям обучающихся; 2) создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации; 3) соблюдать права и свободы обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, работников образовательной организации.

Пункт7. Образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, отнесенных к ее компетенции, за реализацию не в полном объеме образовательных программ в соответствии с учебным планом, качество образования своих выпускников, а также за жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации. За нарушение или незаконное ограничение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, нарушение требований к организации и осуществлению образовательной деятельности образовательная организация и ее должностные лица несут административную ответственность в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях). 

И в этом заявлении родители должны потребовать от администрации школы неукоснительно выполнять положения Закона об образовании и обеспечить ребенку физическую и психическую безопасность. Если эта мера не будет действенной, то тогда следует со всеми своими заявлениями обращаться в вышестоящие инстанции, и это уже следующий шаг. Дальше, если уж вы решили бороться до конца, можно подавать в суд.

Д.Н.: Ира, а вам не кажется, что после этих мер положение ребенка в школе только усугубится? Ребенка там просто страшно оставлять. Скорее всего, он подвергнется травле уже со стороны самой школы, которая будет заинтересована избавиться от «сложного» ребенка и скандальных родителей?

И.Л.: Конечно, нельзя оставлять ребенка в «токсичном» окружении. Но иногда ситуация бывает поправима и увязана на действия одного учителя из десяти, или нескольких учеников, которых можно и нужно призвать к порядку. Но если это первый учитель в начальной школе – то, может быть, имеет смысл искать другого учителя или другую школу, а не бороться с этим. Давайте оценивать ситуацию в каждом конкретном  случае. И еще – оценивать свой ресурс, ресурс ребенка и договороспособность школы. Пока можно договариваться, это нужно делать. Если не получилось договориться – можно пытаться решить конфликта правовым путем. Но нужно обязательно взвешивать риски и пользу от этого шага.

Моббинг в школе: обязанности школы

Д.Н.:  Ира, каким ресурсом располагает  школа, когда ее администрация все-таки идет навстречу родителям?

И.Л.: Возможностей много: перевести ребенка в другую параллель или к другому учителю-предметнику. Бывает достаточно поменять учителя-предметника, и моббинг  в классе сходит на «нет». Если кажется, что учитель систематически занижает оценки -- можно провести независимую аттестацию ребенка. Можно по этому  «конфликтному» предмету перевести школьника на дистанционное обучение с итоговой аттестацией у другого преподавателя, можно предложить родителям использовать форму семейного обучения. На все эти действия нужна добрая воля администрации школы и учителей, которые переведут ребенка на индвидуальный учебный план, продумают порядок аттестации, согласятся работать в связке с родителями. Дистанционное и семейное обучение хорошо помогает детям, которых называют «ботаниками». Их часто травят, у них бывают сложности с общением, но учатся они хорошо и самостоятельно, родителям не надо стоять у них часами над душой – может быть, в этом случае дать ребенку отсидеться дома вместо того, чтобы ежедневно травмировать его в школе, гораздо лучше.

 


Поделитесь с друзьями:
Предыдущая статья
Как добиться, чтобы тебя перестали дразнить
Следующая статья
Школьный моббинг: выходим из под удара (часть вторая)

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений