Вожатым о вожатых, или У смены есть начало, но у смены нет конца

Ситуация моббинга/буллинга в детском лагере отличается от ситуации травли в школе или в спортивной команде. У вожатых подчас не бывает возможности контактировать с родителями и решать вопросы сообща. Они должны действовать очень быстро, не позволяя моббингу развиваться в отряде. Если стюардесс и медсестер учат действовать в экстремальных ситуациях, связанных с агрессивными действиями пациентов или пассажиров, то вожатые часто принимают решения на свой страх и риск, опираясь на свой личный опыт прохождения через травлю, полученный в школе или в летнем лагере. Но у некоторых ребят, к счастью, может не быть такого опыта. Совершенно очевидно, что все вожатые должны руководствоваться рекомендациями психологов и специалистов по моббингу/буллингу. Вот почему так важно регулярно проводить антимоббинговые тренинги для вожатых, педагогов и психологов. И меня не может не радовать инициатива Мосгортура включить это сложную тему в занятия Вожатория. 

Во время  своей первой встречи с вожатыми на Вожатории, я провела анкетирование слушателей и хочу поделиться его результатами, которые подтвердили мои опасения и предположения. Я убедилась, что ребята, которые в детстве неоднократно сталкивались с гонением и травлей, экстраполируют свой опыт на ситуации, возникающие в отряде. А если учесть, что некоторые вожатые получили в детстве психологическую травму, последствия которой, возможно, не были преодолены, то им будет очень трудно справляться с очагами детской или подростковой травли. В лучшем случае, они станут игнорировать эти вспышки детского гнева и агрессии, чтобы даже в мыслях не возвращаться в то время, когда они сами ощущали себя изгоями. 

Я часто слышу такое мнение:  у нас  вообще «нет моббинга»,либо это исключительные ситуации, либо, наоборот, обычные для детского коллектива, и что делать ничего не нужно, мол, "само рассосется". Проанализировав результаты анкеты вожатых и поговорив с тем вожатыми, которым после занятия потребовалась моя поддержка, так как они в детстве стали жертвами травли и очень остро восприняли то, о чем я говорила на Вожатории, я еще раз убедилось, насколько опасна не залеченная травма, непринятие себя. Она будет напоминать о себе еще долго, будет влиять на отношения с окружающими людьми. 

Подростковая травля как метастазы распространяется в детских коллективах-организмах и дает о себе знать часто во взрослом возрасте, когда человек должен уметь сам принимать решения, отвечать за себя и свои поступки, должен уметь себя защищать. Взрослый, конечно, должен был бы все это уметь, но красной лампочкой в его мозгу горит напоминание о том, к чему приводит желание оставаться самим собой, стремление не мириться с несправедливостью, защищать себя и своих друзей от нападок глумливых агрессоров. Эта красная лампочка будет продолжать сдерживать его всякий раз, когда будет нужно быстро  принимать решение, делать верный выбор, спорить, отстаивать свою точку зрения и, наконец, защищать других, оказавшихся в ситуации травли. Но как это можно сделать, когда страх парализует тебя и прошлое не отпускает? 

Для того, чтобы преодолеть последствия травли, необходимо разговаривать на эту тему с тем человеком, которому доверяешь и, постепенно освобождаясь и перерабатывая свой опыт, подключать к этому разговору как можно больше людей – родителей, педагогов, психологов, детей и подростков. Да и сама работа с детьми и решение их проблем должно помочь вожатым окончательно распрощаться со своими сомнениями и страхами, порожденными их детской и подростковой травлей.  

Давайте вместе взглянем на результаты анкеты, попробуем оценить ситуацию, связанную с информацией о моббинге/буллинге в нашем обществе, и ответить на вопрос: широко ли распространен моббинг/буллинг в детской и подростковой среде? Семьдесят процентов  опрошенных вожатых - учащихся центральной школы Московских вожатых, которые только учатся быть вожатыми. Они вчерашние школьники и нынешние студенты.

Я прочитала 46 анкет московских вожатых 18-20 лет.

На первый вопрос анкеты о том, когда и при каких обстоятельствах они услышали понятия «моббинг/буллинг», 35 респондентов ответили, что услышали и узнали непосредственно перед моей лекцией из информации Мосгортура. А 11 респондентов встречались с терминами раньше – на лекциях по психологии в университете, сталкивались с социальной рекламой, видели статьи в интернете, слышали в текстах песен, один человек читал книгу Конрада Лоренца «Агрессия», два человека сталкивались с понятием буллинг в старших классах, один человек слышал о моббинге/буллинге в школе вожатых.

На второй вопрос «В каком возрасте и при каких обстоятельствах вы сталкивались с насилием и травлей в подростковой среде?» все 46 опрошенных ответили, что сталкивались в школе. Расхождения были только в указании возраста/класса (с 3 класса до 11 класса ) и той «роли», которую молодым людям пришлось играть в ситуации травли. О «ролях» был и отдельный вопрос, ответы на который представляют особый интерес. В вопросе были указаны «роли», в которых за свою жизнь побывали юноши и девушки, когда оказывались в ситуации травли. Были предложены следующие варианты для ответа: «жертва», «агрессор», «наблюдатель», «помощник агрессора», «помощник жертвы». 24 респондентов были «жертвами», 12 – «агрессорами», 32 – «наблюдателями», 11 – «помощниками агрессора», 22 –«помощниками жертвы». Один человек написал, что «не участвовал» и один, что был тем «кто пытался все это прекратить». 9 человек побывали в «шкуре» жертвы и «агрессора», что совершенно объяснимо с психологической точки зрения.  19 респондентов примерили больше трех образов, что свидетельствует о том, что они часто за свою жизнь сталкивались с ситуацией травли. 

На вопрос о том, при каких обстоятельствах вы обращались за помощью, молодые люди только в восьми случаях указали родителей, и в трех учителей, к которым им пришлось обратиться за помощью. Некоторые респонденты подумали, что это вопрос касается их опыта работы вожатыми и 6 человек ответили, что обращались за помощью к старшей вожатой или к другим вожатым.  Подавляющее большинство справлялось  и справляется с ситуацией травли в одиночку. 

Вожатые откровенно отвечали на вопрос о том, как им удавалось справиться с ситуацией травли. Правда, и здесь одни вожатые поняли, что это касается их лично опыта преодоления, а другие отвечали, учитывая свой опыт работы в лагере. Некоторые респонденты вмешивались в ситуацию травли уже в школе и помогали жертвам моббинга переговорами с агрессорами или просто выступали в качестве «опоры и поддержки жертвы». Кто-то с горечью признался в том, что «личный опыт закончился справкой от невролога и полугодовым лечением». Кто-то из ребят старался «не пропускать через себя», «ничего не отвечать в своей ситуации, а в отряде разговаривать на эту тему» или «закрываться», «игнорировать». Кто-то сам выстраивал стратегию защиты и делился ею с друзьями: «В 13 лет выходила сама из ситуации, давала понять, что меня «не сживать» и противник сдавался. Друзьям тоже советую, когда он жертва, чаще напоминать себе, что он в жизни играет главную роль и защищает свою свободу». Один из ребят признался, что он сам вынужден был стать агрессором, чтобы преодолеть ситуацию травли, в которой выступал в роли жертвы. Ребята практиковали игнорирование агрессоров и использование «ха-ха-шуточек», «меняли обстановку» и «не допускали физического насилия». 

За этими короткими и честными ответами скрываются сильные переживания, страх и слезы.  Ребята знают, каково это  - быть изгоем, и они, порой, еще не могут посмотреть на эту ситуацию со стороны. Результаты этой анкеты расстроили меня и, одновременно, обнадежили. Я вижу, что молодые люди здраво рассуждают на тему травли. Их советы  и опыт "пережитого" и "преодоленного" могут пригодиться детям в отряде. 

И еще я порадовалась их знанию книг и фильмов на тему подростковой травли.  В анкетах были названы следующие книги и их экранизации, фильмы и мультфильмы, которые ассоциируются у них с травлей и гонением: «Чучело», «Том и Джерри», «Ну, погоди!»,»Все умрут, а я останусь», «Телекинез», «Учитель на замену», «Мальчик в полосатой пижаме», «Передай следующий», «Мой первый учитель», «Преступление и наказание», «Класс», «Похороните меня за плинтусом», «Гарри Поттер», «Золушка», «Сабрина», «Маленькая ведьма», «Гадкий утенок», «Повелитель мух», «Класс коррекции», «Убить пересмешника», «Кэрри», «Кука», «Похититель теней». «Му-му», «Мост в Терабитию», «Школа», «Дом странных детей», «Географ глобус пропил», «Академия смрерти», «Форест Гамп». Хорошая подборка получилась у вожатых и их рекомендациями можно воспользоваться для работы с детьми в отряде. 

Но не все вожатые знают, как именно следует обсуждать с детьми фильмы и книги на тему травли, чтобы не пугать и не драматизировать ситуацию, а говорить о ней так, чтобы показать детям возможные пути выхода из нее. А они всегда есть, просто об этом нужно разговаривать с ребятами честно и профессионально. И этому тоже можно научить вожатых на тренингах, посвященных работе с детской литературой и фильмами для подростков. Конечно, ответы на вопросы о фильмах и книгах вскрыли одну проблему, которая быстро решается. Вожатые совершенно не знают современной детской и подростковой литературы, в которой есть замечательные сюжеты, описаны поведенческие сценарии, просто необходимые людям, работающим с детьми. 

Предположу, что вожатые - сами еще недавно дети  и им кажется странным, что детская и подростковая литература может быть интересна взрослому читателю. А, между тем, современная детская литература нынче в тренде! И на сайте mobbingu.net  есть список антимоббинговых книг, который постоянно обновляется. Я сама с большим интересом читаю новые книги, обсуждаю их с учителями, педагогами, родителями. Хорошая книга может вывести замкнувшегося ребенка на разговор и дать ему надежду на то, что все закончится хорошо и, самое главное, что он не виноват в этой ситуации – в его возрасте в ней оказывались многие люди во всем мире.

Во время моей лекции в Вожатории я услышала от ребят несколько историй, которые требуют, конечно, более тщательного анализа. Некоторые из них я буду предлагать уже как к кейсы на следующих моих тренингах. И надеюсь, что вожатые продолжат делиться своими историями, которые помогут нам собрать информацию о наиболее типичных ситуациях моббинга\буллинга в детских лагерях. Эти ситуации, как правило, стереотипны, хотя их разрешение требует индивидуального подхода с учетом всех обстоятельств. Хотела бы поделиться одной такой историей, услышанной от вожатого и предложить вам подумать над тем, как  следовало бы ему поступить. Я предлагаю свое решение, но у моих читателей может быть и другое мнение, с которым была бы рада познакомиться, чтобы представить его вожатым на следующих наших занятиях.

Мальчик 9 лет не хотел участвовать в жизни отряда. Он ничем не интересовался, не помогал ребятам. Однажды, он стал собирать улиток, сажать их в банки, кормить. И этот процесс его по-настоящему захватил. Во тут бы и использовать эту заинтересованность ребенка, чтобы он мог предъявить свои знания и результаты спонтанного "эксперимент" другим детям. Но его стали подтравливать всем отрядом за то, что улитки расползались по комнатам и пугали других детей. Я предложила вожатым посмотреть на эту ситуацию с другой стороны. 

Детям нужно было объяснять, что мальчик интересуется улитками и, возможно, в будущем станет ученым, который будет изучать мозг улиток, среду их обитания. Можно было попросить его подготовить рассказ об улитках для отряда. показать, чем питаются, какой след оставляют на руке и почему эта слизь используется в косметологии. Можно было дать шанс ребенку гордиться своим новым увлечением и тем, что никто не умеет управляться с улитками лучше, чем он. И он гордился бы собой и, скорее всего, послушал вожатого, который ему мог предложить закрывать банки марлей с резинками и ограничить число улиток. Да, всем отрядом, в конце концов, можно было бы подумать, что сделать, чтобы они не расползались. Можно было даже объявить День улиток в отряде. Вместо этого в отряде разгорался конфликт и намечалась травля. 

Мальчик уперся и не хотел входить в положение тех, кому не нравилось просыпаться с улиткой на подушке. Ребенок не виноват в этой ситуации. И не виноваты ребята из отряда. В этих ситуациях неповиновения и агрессии виноваты чаще всего взрослые, которые не могут вовремя купировать конфликты, не знают, как переправить негативную энергию детей в благотворное взаимодействие, позволяющее каждому "предъявиться" в пределах своих возможностей.

 

Поделитесь с друзьями:
Предыдущая статья
Время дочь
Следующая статья
Биомусор

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений