Биомусор

13.12.2016
Оцените статью
(Нет голосов)
Отрывки из статьи Галины Мурсалиевой "Биомусор" ("Новая газета") (полностью можно прочитать на нашем сайте в рубрике  "Обзор интернета").

Родители детей, погибших в результате воздействия суицидальных пабликов, создали «Центр спасения детей от киберпреступлений». При помощи этой организации, стихийно возникшей буквально за несколько месяцев, по данным активистов, уже удалось предотвратить более 100 суицидов, в одном случае девочку удалось спасти в последний момент… Надо сказать, что местные власти и правоохранительные органы, к которым обращаются активисты «Центра» с конкретной информацией о готовящемся самоубийстве, начали реагировать оперативно (хотя, увы, не всегда и не везде). 
В ноябре 2016 года был задержан, а впоследствии арестован один из администраторов «групп смерти» Филипп Будейкин, известный в Сети под ником Лис. Тогда же в десяти регионах России прошли обыски у других администраторов «групп смерти», были изъяты «электронные носители и иные материалы, имеющие значение для расследования». Следственные действия продолжаются и сегодня.

К сожалению, мы вынуждены зафиксировать, что все это практически никак не повлияло на активность «групп смерти». Они продолжают психологический террор — зазывают детей в закрытые группы, в чаты, продолжают вещать о никчемности жизни, об избранности и посмертном познании истины. Дают подробные инструкции, как совершить самоубийство. Графика счетчика, на котором круглосуточно идет отсчет оставшегося времени жизни ребенка, стала еще ярче и привлекательнее.
В чатах дети размещают фото вырезанных лезвием на руках слов «Свободу Лису». Администраторы «групп смерти» обучают своих адептов, как скрывать информацию от родителей и зачистить компьютер, чтобы после самоубийства не осталось следов.
После нашей публикации появилось много волонтеров — люди разных профессий пытались и до сих пор пытаются остановить это безумие, разобраться и хоть как-то повлиять на шокирующее явление. Они отслеживают в Сети суицидальные сообщества, внедряются в них, фиксируют переписку, где явно звучат подстрекательства к самоубийству. Они находят детей, которые договариваются о дате своей смерти, пытаются «пробить» их IP-адреса, чтобы в итоге спасти.
Но в России нет какого-то специального подразделения немедленного и круглосуточного реагирования по борьбе со смертельно опасными угрозами детям. Такую кризисную службу просто необходимо создать, потому что ни общество, ни правоохранительные органы сегодня не имеют достаточных возможностей и полномочий, чтобы предпринимать реальные действий, которые могли бы предотвратить детские и подростковые суициды. Мешает тому и косность многих руководителей государственной психиатрии, судя по всему, слабо знакомых с компьютером и интернетом, и обструкция темы, устроенная частью сетевого сообщества.

А дети продолжают гибнуть.

Показания выжившей
 
— Неоценимы в такой ситуации показания девочки, которая выжила поле попытки суицида. Расскажите о ней.
— Она, так же как и другие подростки, сидела в социальной сети. Просматривала какую-то ерунду, просто любопытствовала. Пошла по ссылке за фото, которое заинтересовало, потом еще по одной ссылке прошла. И так по ссылкам оказалась в группе, в которой пропагандируется и культивируется суицид. Организатором этой группы был Филипп Лис. Девочка оказалась здесь совершенно случайно. Проблема в том, что таких групп, можно сказать, тысячи. В них легко оказаться. С девочкой в этой группе, как и со всей массой подростков, велась работа. Знаете, это все — ​точно, как в тоталитарной секте. Иногда в новостях: вполне нормальный человек оказался в таком состоянии, что просто не понятно, в каком мире он находится. Его избивают, унижают, используют по-всякому, как только можно себе представить, а он с благодарностью это принимает, думая, что так надо для его же пользы, что это его спасет… Он местом в этой секте дорожит.

Школьница в группе Лиса стала выполнять какие-то задачи, задания. Давалось легко, и постепенно она попала в маленькую группу подростков, где ее уже заметил Лис. Она стала воспринимать все серьезно, ответственно относиться к его поручениям. Из нее уже можно было лепить все, что угодно. Основная масса отсеялась — ​те подростки, которым, если напишешь: «Порежь себе вены», могут ответить: «Сам себе порежь». И вот — ​она получила приглашение в закрытые группы, чаты, открытые в ночное время, когда в 4 часа 20 минут нужно проснуться — ​таковы правила. И это — ​каждую ночь. Усталость от хронического недосыпания накапливается, и ребенок становится более подвержен психологическому воздействию. Расшатываются волевые качества, ребенок не может сказать «Нет!», он в полубессознательном состоянии находится.

Девочка рассказывает: темень, все спят, она встает по будильнику и сразу — ​за гаджет. Начинается просмотр видеороликов — ​выйти из чата нельзя, иначе выгонят, исключат — ​смотреть обязаны. Мелькают фотографии с частотой раз в 2 секунды — ​суицидники прыгают с крыш, фото разбившихся детей, кровь… Это сопровождается очень тревожной музыкой, психоделической — ​неприятно, тяжело. Плюс на звуковой дорожке душераздирающие детские крики, плач, визг каких-то животных… Как будто все живое истязают.

И девочка рассказывает: мне от этих видеороликов становилось плохо, хотелось что-то сделать с собой или с кем-то — ​уничтожить, убить. Просто физически тяжело становилось. Она пишет в чате: «Мне что-то плохо стало, я выйду», — ​и сразу же на нее администратор рявкал: «Только попробуй, мы тебя сразу исключим». Позорил — ​ты, мол, слабая, тебе недостаточно плохо в жизни. И приходилось терпеть, смотреть все это до того, как администратор даст команду: все — ​расходимся, ложимся спать, не забудьте все стереть.

Даже взрослый человек в такой ситуации испытывает шок. Наша потерпевшая рассказывала еще про другой ролик: снова мрачная, тяжелая музыка, черный фон — ​вот смотришь на это все, слушаешь, а потом на мгновение экран вспыхивает красным, показывается человек на рельсах, и тут же его сшибает поезд — ​вспышка, и опять плач и визг, разрывающие душу. Даже мне стало бы плохо, и психически, и физически.

Согласно показаниям школьницы, именно эти видео укрепили ее в мысли о необходимости суицида, которую ей внушал Лис.
Он говорил ей, что все очень плохо вокруг, жизни хорошей не будет, ты никому не нужна — ​ни родителям, ни педагогам, они тебя никогда не поймут. Сделай хоть раз что-то в жизни красиво, лучше умри молодой.

Девочка рассказала, что на фоне музыки этой, страшных кадров и ночных бдений мысли о суициде у нее стали постоянными.
Лис говорил детям, что они — ​особенные, избранные. Потому у них никогда не будет друзей. Они способны постичь истину, а для этого надо совершить самоубийство. Это как бы дальнейшая точка развития, но за смертью тоже будет дальнейшая жизнь, он их встретит и поведет. Девочка чувствовала, что ей не хватает решимости, тогда Лис тут же ей предложил: «Необязательно бросаться под поезд или прыгать с крыши. Можно таблетками, это безболезненно».

Поделитесь с друзьями:
Предыдущая статья
Вожатым о вожатых, или У смены есть начало, но у смены нет конца
Следующая статья
Этого нам не сказали. Утверждения, которые могут изменить вашу жизнь после психологической травмы

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений