Когда заговорит душа улья

04.03.2015
Дарья Невская
доктор филологии (Dr.Philol.), автор идеи создания сайта

Что же привело  это поколение 1960 -1970-х к Христу? Одним из проявлений человеческой сущности Христа в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита» и в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда» является его чувство собственного достоинства, которое очень трудно сохранить  в исторических условиях пренебрежения личностью.  История знает только  три основных  поведенческих сценария в таких условиях: либо смириться (христианская форма смирения как непротивления злу насилием), либо активно бороться против произвола властей (бунтарство), либо виктимизироваться, идентифицируя себя с агрессором/властью, и предавать  тех, кто не заражен виктимностью.



Модель поведения Христа в этих условиях непостижима для людей. Это тот род смирения/усмирения гордыни Человека, который  ценой своей смиренной жертвы, уже второе тысячелетие приговаривает  людей мучиться от осознания своей «тварной «общности с Ним, но невозможности не только следовать Ему  в условиях пренебрежения личностью, но и время от времени становиться причастными  к  толпе требующей очередной жертвы. Именно такие условия возвращения людей к Христу в течение всей истории христианства описал в 1925 году в своей книге «Вечный человек» английский философ  и апологет Иисуса Христа Гилберт Кийт Честертон (1874-1936). Название философского труда указывает  на связь между оптимизмом философа («христианство приходит в упадок, но Господь с нами остается») и причиной этого оптимизма – демократизмом и реализмом поступков Христа, описанных в Библии («рассказ о Кане Галилейской демократичен, как книги Диккенса»). Честертон убежден, что слова и поступки Христа-человека ( «Он и человек и нечто большее») носят вневременной характер: «Он не произнес не единой фразы, ставящей Его учение в зависимость от какого бы то ни было общественного уклада».  Честертон в 1925 году  проводит параллели между современной ему действительностью и тем, что происходило с Христом в последние часы его жизни:

«Какого-то разбойника превратили наспех в живописного, популярного героя и противопоставили Христу. Поневоле узнаешь чернь наших городов и наши газетные сенсации. <…> Мы уже говорили о пренебрежении к личности, даже к личности, голосующей за казнь, тем более к личности осужденного. Заговорила душа улья, душа язычества. Это она требовала в тот час, чтобы один Человек умер за народ. Когда-то, много раньше, преданность городу и государству была хороша и благородна. У нее были свои поэты и свои мученики, славные и в наши дни. Но она не видела человеческой души, святилища всей мистики.Толпа пошла за саддукеями и фарисеями, за мудрецами и моралистами. Она пошла за чиновниками и жрецами, за писарями и воинами, чтобы все человечество, скопом, запятнало себя и все сословия слились в едином хоре, когда оттолкнули Человека».

Развивая мысли философа,  выскажу крамольное предположение, что в повторяющихся из века в век исторических условиях пренебрежения личностью, люди только тогда начинают осознавать, что они  люди, когда за них умирает Человек. И условия пренебрежения личностью заставляют людей в каждую последующую историческую эпоху, осознавая разницу между смыслом и фактом,  постигать  все новые и новые смыслы того, что Он когда-то сделал и сказал, соотносить эти смыслы со своими поступками и словами и с теми искупительными жертвами, которые сопровождают это осознание. Вспомним, что именно в условиях тотального пренебрежения личностью в Советской России 1920-х годов М.А.Булгаков начал писать свой роман «Мастер и Маргарита».  А Уэббер и Райс задумали свою рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда» в  том памятном 1970 году, когда произошла бойня студентов-хиппи в Кенте (штат Огайо). Это было знаковое событие в жизни Соединных Штатов и переломный момент в движении хиппи. Напомню, что 30 апреля 1970 президент Никсон заявил, что хочет расширить военные действия и ввести войска в Камбоджу, что привело к вспышке протестов в университетских городках по всей стране. Национальная гвардия  разгоняла студентов силой, а один из солдат открыл огонь, убив четырех студентов и ранив еще девятерых. Кровавые новости были на первой странице каждой газеты и транслировались по теленовостям, сопровождаемые фотографией плачущей молодой женщины, склонившейся на коленях над студентом, истекающим кровью. Эта сцена,  чем-то напоминающая пьятту Микеланджело Буонаротти, очень наглядно демонстрировало то, что что «грязные хиппи»оказались ближе к Христу, чем выхолощенные критики контркультуры и благообразная и «богоподобная» власть. Возможно, что и эта гибель  студентов превращалась из в  факта в событие, включенное в цепь тех мировых событий, значение которых сразу обретало вневременной характер и  неизменно напоминало о  Страстной неделе, которая никогда не закончится.

Предыдущая статья
Психологический террор (моббинг) на кафедре вуза как форма профессиональных деструкций
Следующая статья
Люди, которых затравили в Интернете. Насмерть

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений