О пользе варваризмов

28.01.2015
Дарья Невская
доктор филологии (Dr.Philol.), автор идеи создания сайта

Мы, автор и команда сайта, против того, чтобы бездумно заполнять русскую речь «варваризмами» – иностранными словами. Но почему же тогда мы предлагаем употреблять заимствования «моббинг», «буллинг», «боссинг», «кибермоббинг» вместо того, чтобы поменять их на хорошо знакомые русскому человеку слова «гонение», «травля», «преследование», «преследование со стороны начальства», «преследование и травля в интернете»? Попробую аргументировать нашу точку зрения.

Дело в том, что «моббинг» и «буллинг» – это термины, которые используются в том числе и в юридической практике. «Моббинг» в Европе и в некоторых американских штатах – это уже «статья» для «мобберов». А слова «травля» и «гонение» имеют эмоциональную окраску. Их даже можно назвать словами-символами русской культуры — они не выходят из употребления веками, не устаревают и не уступают дорогу своим иностранным аналогам. В их многовековой устойчивости кроется одна из причин «виктимности» русского сознания. Но при этом они не являются терминами или понятиями и не влекут за собой никаких предусмотренных законом последствий для мучителей и преследователей.

«Моббинг» — известное во всем мире понятие, обозначающее широко распространенный социальный феномен, который имеет устойчивые признаки и стереотипные способы воздействия на «жертву». В некоторых странах «моббинг» входит в число административных правонарушений, а жертв «моббинга» защищают лучшие адвокаты, поскольку установить факт «моббинга» очень непросто. Если работник докажет в суде, что подвергался моббингу или буллингу со стороны коллектива, работодателя или коллеги, то его мучителям грозит наказание – от денежного штрафа до увольнения.

В Европе и в США профилактике моббинга уделяется очень большое внимание. Я впервые услышала слово «моббинг» два года назад, когда из Германии вернулась моя студентка и рассказала, что ее поразило широкое распространение в обществе нового для нее понятия – «моббинг». Она встречала это слово повсюду: в институте, в печатных и электронных СМИ, в рекламе, в социальных сетях. И в подтверждение ее слов немецкие поисковые системы выдали нам прекрасный «урожай» психологических сайтов с горячими линиями для оказания помощи жертвам моббинга (например,http://mobbing-schluss-damit.de/).

Я тогда объяснила это особое внимание немцев к моббингу тем, что оно обусловлено большим количеством эмигрантов и делением страны на «социалистическую» – восточную Германию и «капиталистическую» – западную. Известно, что «западных» немцев считают «чужаками» на востоке страны, а «восточных» – на западе. Но и те, и другие подходят под стереотипы гонения, обозначенные в книге Рене Жерара «Козел отпущения» (см. Книги). Часто восточные немцы для западных (и наоборот) – не совсем «свои», но и не совсем «чужаки», они просто пытаются утвердиться/закрепиться в профессии на «чужой» территории и составляют конкуренцию тем, кто живет на этих землях искони. Я тогда подумала, что этот социальный феномен характерен только для Германии. Но тогда почему для его обозначения используют слово английского происхождения? Я позвонила в Норвегию своей родственнице, чтобы убедиться в том, что и на родине троллей (тех еще – чудесно-волшебных) слышали слово «моббинг». Оказалось, что ей и ее маленькому сыну были хорошо знакомы как само понятие, так и социальное явление, им обозначаемое. Дело в том, что родители и школьник накануне нового ученого года подписывают с администрацией школы трехсторонний договор, в котором все стороны предупреждаются о том, что за насилие и преследование в любой форме (моббинг/буллинг) виновник будет наказан по закону уже за первый инцидент (в Швеции также существует эта практика и антимоббинговый закон).

Если в таких социально благополучных странах Европы о моббинге узнают уже с колыбели, свидетельствует ли это о масштабе и опасности самого феномена? Да, безусловно. С середины 1990-х годов вдруг всем стало понятно, что речь идет не о единичных случаях гонений и травли на рабочем месте, а об эпидемии под названием «моббинг», которая грозит перерасти в социальную пандемию. Доктор Харви Хорнштайн, профессор педагогического колледжа Колумбийского университета, работающий в области социальной психологии организации, в своей книге «Жестокие начальники и их жертвы» («Brutal Bosses and Their Prey») подсчитал, что 20 миллионов американцев сталкиваются с плохим обращением на работе каждый день, и впору говорить об эпидемии. Не лучше обстоит дело и с ситуацией в Великобритании. Еще в 1996 году Institute of Personnel and Development (IPD) опубликовал первые результаты опроса по буллингу. Каждый восьмой британский служащий, а это около трех миллионов человек, был жертвой издевательств на рабочем месте. Более половины из опрошенных заявили о том, что буллинг является повседневной практикой в их компании. В 1998 году уже каждый шестой британский работник считал себя жертвой буллинга. По результатам исследования Стаффордширского Университета 53 % британских служащих (приблизительно 14 миллионов человек) пострадали на работе от буллинга в течение срока трудовой деятельности. По оценкам исследователя буллинга Тима Филда, буллинг обходится Великобритании ежегодно в тридцать миллиардов евро.

Вот почему явлениями под названием «моббинг»/«буллинг» с середины 1990-х заинтересовались специалисты – юристы, психологи, социологи, ученые, журналисты. Стали появляться публикации в научных журналах, было написано несколько книг, создано несколько десятков сайтов и форумов, на которых люди, подвергшиеся нападкам или предполагающие, что их начали травить, смогли найти ответы на свои вопросы, психологическую поддержку и юридическую помощь (например, в США такой сайт: http://www.mobbing-usa.com/). Совершенно очевидно, что процесс глобализации отразился и на употреблении слов, объединяющих людей во всем мире. Например, к счастью, всех нас объединяет Интернет как интернациональная языковая единица и как способ коммуникации. Но, к большому сожалению, нас объединяет и моббинг – понятие и социальное явление, попирающее права личности и чувство собственного достоинства. Употребляя слова «моббинг»и «буллинг» в речи, мы словно становимся под знамена всего прогрессивного человечества, борющегося с этим позорным проявлением в нас животного инстинкта – гнать и всем стадом нападать на слабых /сильных/других. Но многие ли носители русского языка используют в речи это слово и готовы влиться в ряды антимобберов всего мира?

Два года назад, когда я впервые услышала от своей студентки  слово «моббинг», я набрала его русскими буквами в поисковой строке браузера. Каково же было мое удивление, когда Интернет выдал мне всего две-три ссылки с его употреблением! Все найденные мной в блогосфере вопиющие случаи эмоционального, а иногда и физического, насилия ни разу не были определены их жертвами или ,вернее, свидетелями гонений как «моббинг», «буллинг», «киббермоббинг». Как же так? Само явление имеет место и цветет пышным цветом на просторах бывшего СССР, а понятия, его определяющего, нет, как нет и соответствующей статьи закона? В социальных сетях и сегодня чаще всего используется слово «травля», на втором месте по употреблению стоит «гонение». Согласитесь, что высказывание «меня/его совсем затравили в офисе» звучит актуальнее фразы «меня/его подвергли в офисе гонению», которая кажется очень пафосной. Слово «гонение» уходит «на покой» из активного словаря нашего современника. Оно не только не монтируется в речи со словами «офис», «менеджер», «школа» и «институт», но и возвышает жертву киббер- или офисной травли, помещая ее в ряды мучеников, пострадавших, например, за христианскую веру или за политические убеждения. С одной стороны – это хорошо — жертвам травли и гонения действительно следует повысить свою самооценку, но возникает вопрос: «А дальше-то что им делать?». Обращаться к юристам и начинать «дело о клевете» (см. Законы)? Но любой юрист вам скажет, что чрезвычайно трудно установить факт подлой клеветы или оговора. Кроме того, клевета – одна из многих «личин» моббинга. Клевета никогда не появляется одна – она всегда под ручку с «намеренными действиями, причиняющими беспокойство», «враждебными актами», «агрессией», «притеснением», «оскорблениями», «действиями досаждающего характера», «нападками», «помехами», «наездами», «дискриминацией». Для всех этих действий в английском языке есть слово «харассмент» (harassment) – притеснение, преследование. Многим хорошо известно понятие sexual harassment – сексуальное посягательство на работе, которое может стать одним из условий для возникновения моббинга на рабочем месте (см. cтатью «Причины, условия и признаки моббинга на рабочем месте» ). Sexual harassment – это уголовно наказуемое деяние. Само слово «харассмент» в составе словосочетаний указывает на действия, которые могут преследоваться по закону: act of harassment (акт агрессии, приставание, враждебное действие); engage of harassment (оскорблять, притеснять); harassment of subordinates («дедовщина»); racial harassment (преследования по расовому признаку); telephone harassment (телефонное хулиганство). Для каждого из этих противоправных действий есть соответствующая статья закона. А все вместе они являются признаками моббинга. Вот и получается, что доказать американский «харассмент» значительно легче, чем русскую клевету. Замечательное начинание — проводить тренинги для учителей в Москве по предотвращению буллинга. Однако очень хочется, чтобы на помощь учителям, администрации школ, самим ученикам пришел Закон против моббинга/буллинга. Пока же это только малознакомые слова, обозначающие очень печальные для школьников события с далеко идущими последствиями. И хотя, спустя два года после того, как я впервые услышала эти слова, поисковая система выдает уже десятки страниц с упоминанием слов «моббинг/булинг», в социальных сетях, да и в реальной жизни, люди по-прежнему восклицают: «Это настоящая травля! Это сущая клевета!» и почти никогда не доводят дело до суда. Что поделать — слово «травля» неистребимо, как неистребимо само явление. Но я уверена: как только появятся в активном словаре современного человека, говорящего на русском языке, эти варваризмы, мучители вздрогнут и присмиреют, хотя бы на время, пока не будут приняты антимоббинговые законы. Я ратую за сохранение русского языка, но, тем не менее, предлагаю ввести понятия «моббинг» и «буллинг» в законодательные акты. А для того, чтобы это сделать, необходимо разработать лексику, которая будет разъяснять преступные действия, подобно тому, как делает это в английском языке слово «харассмент».

Предлагаю для начала вспомнить пока только существительные, обозначающие характеристики работающего человека, систему служебных отношений на рабочем месте и характеристики его преследователей, которые готовы ради своей цели оболгать и очернить человека, превратив его достоинства в недостатки. На помощь мне пришел «Большой толковый словарь русских существительных» (под общей редакцией профессора Л.Г.Бабенко) (Москва:АСТ-Пресс, 2005, Глава 38 «Социальные отношения»). Я распределила эти существительные по рубрикам, которые позволят составить возможные образы жертв моббинга, образы самого моббера, и укажут на признаки (даже косвенные) действий, попадающих под определение моббинга/буллинга.

Жертвой моббинга/буллинга может стать

  • Ветеран — человек, проявивший себя в какой-либо сфере производственной или общественной жизни. На каком-либо поприще, старый, заслуженный работник.
  • Профессионал — человек, который в отличие от любителя занимается каким-либо делом как специалист, владеющий профессией.
  • Работник — человек, который профессионально занимается какой-либо деятельностью.
  • Специалист — человек, профессионально владеющий какой-либо специальностью.
  • Совместитель — человек, выполняющий служебные обязательства в двух или более предприятиях, учреждениях, совмещающий основную работу с какой-то другой.
  • Стажер — человек, который проходит испытательный срок в работе перед зачислением в штат учреждения, предприятия.
  • Активист — человек, активно участвующий в общественной деятельности, являющийся деятельным, энергичным представителем какого-либо коллектива, организации ( синоним: общественник).
  • Ревнитель — человек, относящийся к чему-либо с рвением и усердием, ревностно стремящийся принести пользу какому-то делу, поборник чего-либо.
  • Реформатор — человек, который осуществляет или осуществил преобразование в какой-либо сфере общественной жизни, области знаний ( синоним: преобразователь).
  • Правозащитник — человек, который представляет в своем лице какой-либо разряд, группу людей, каку-либо область деятельности, иногда выражающий чьи-либо интересы, взгляды, мнения.
  • Трибун — человек, являющийся общественным деятелем, блестящим оратором и публицистом.
  • Доброволец — человек, который по собственному желанию без принуждения берет на себя какие-либо обязанности, выполняет какую-либо работу.
  • Нелюдим — человек, избегающий общения с людьми, предпочитающий одиночество.
  • Донкихот — человек, странный для окружающих, рыцарски самоотверженно борющийся за отвлеченные идеалы добра, наивный мечтатель, фантазер.
  • Идеалист — человек, который всецело предан каким-либо высоким идеалам, целям и руководствуется ими в своем поведении, жизни.
  • Педант — человек, излишне строгий к выполнению всех формальных требований.
  • Практик — деловой человек, хорошо разбирающийся в жизненных обстоятельствах, предпочитающий то, что дает реальные результаты.
  • Пуританин — человек, придерживающийся строгих нравов, ведущий воздержанную жизнь, сторонник чрезвычайно строгого образа жизни, поведения, языкового употребления.
  • Либерал — человек, терпимо относящийся к чему-либо, к кому-либо.

В результате моббинга/буллинга каждый из этих работников без всяких доказательств, на основании одних только ложных сведений, подтвержденных сотрудниками, может быть обвинен своими мобберами в том, что он:

  • Белоручка
  • Разгильдяй
  • Прогульщик
  • Лоботряс
  • Шкурник
  • Себялюбец
  • Безобразник
  • Буян
  • Грубиян
  • Забияка
  • Задира
  • Наглец
  • Нахал
  • Сквернослов
  • Скандалист
  • Смутьян
  • Хам
  • Жулик
  • Врун
  • Лгун
  • Лжец
  • Лицемер
  • Мистификатор
  • Мошенник
  • Обманщик
  • Очковтиратель
  • Притворщик
  • Пройдоха
  • Прохиндей
  • Проходимец
  • Симулянт
  • Трюкач
  • Хамелеон
  • Хитрец
  • Шарлатан
  • Воображала
  • Выскочка
  • Гордец
  • Доносчик
  • Клеветник
  • Кляузник
  • Самохвал
  • Фанфарон
  • Хвастун
  • Честолюбец
  • Индивидуалист
  • Кокетка
  • Карьерист
  • Дезорганизатор
  • Мизантроп
  • Психопат
А вот из каких существительных складывается обобщенный образ мобберов:
  • Анонимщик
  • Клеветник
  • Кляузник
  • Наушник
  • Соглядатай
  • Фискал
  • Шпион
  • Ябеда
  • Штрейкбрехер
  • Трус
  • Предатель
  • Недоброжелатель
  • Подхалим
  • Заместитель
  • Осведомитель
  • Помощник
  • Ставленник
  • Инициатор
  • Конъюнктурщик
  • Лакей
  • Лгун
  • Лжец
  • Лицемер
  • Обманщик
  • Очковтиратель
  • Подлиза
  • Подхалим
  • Прислужник
  • Приспособленец
  • Притворщик
  • Пройдоха
  • Прохиндей
  • Проходимец
  • Святоша
  • Фарисей
  • Ханжа
  • Конкурент
  • Антагонист
  • Враг
  • Завистник
  • Недоброжелатель
  • Обвинитель
  • Обидчик
  • Обличитель
  • Оппонент
  • Преследователь
  • Притеснитель
  • Противник
  • Соперник
  • Самозванец
  • Демагог
  • Обыватель

Действия этих мобберов невозможно себе представить без зачинщика, инициатора, которым, как правило, выступает руководитель, который чужими руками таскает «угли из огня», пытаясь сохранить лицо, а на самом деле он:

  • Деспот
  • Диктатор
  • Ехидна
  • Зверь
  • Змея
  • Изверг
  • Изувер
  • Инквизитор
  • Командир
  • Мучитель
  • Садист
  • Самодур
  • Тиран
  • Упрямец
  • Враг
  • Гонитель
  • Демагог
  • Резонер
  • Сноб
  • Формалист
  • Эгоист
  • Стяжатель
  • Фюрер
  • Кесарь
  • Узурпатор

Существительные, характеризующие действия мобберов по отношению к жертве моббинга и по отношению к своему начальству — зачинщику и подстрекателю моббинга/буллинга:

  • Внушение
  • Выговор
  • Подлог
  • Произвол
  • Самоуправство
  • Замечание
  • Нагоняй
  • Наказание
  • Опала
  • Бестактность
  • Бесчинство
  • Бойкот
  • Варварство
  • Вероломство
  • Давление
  • Вредительство
  • Выходка
  • Грубость
  • Двуличие
  • Демонстрация
  • Жестокость
  • Жульничество
  • Загиб
  • Запирательство
  • Издевательство
  • Зверство
  • Изуверство
  • Интрига
  • Истерия
  • Козни
  • Лицемерие
  • Меркантилизм
  • Мизантропия
  • Навязчивость
  • Наглость
  • Надменность
  • Надругательство
  • Наскок
  • Нахальство
  • Национализм
  • Несправедливость
  • Нетерпимость
  • Неуважение
  • Неучтивость
  • Низость
  • Обман
  • Оскорбление
  • Очковтирательство
  • Ложь
  • Панибратство
  • Подлость
  • Подстрекательство
  • Пошлость
  • Предательство
  • Претензии
  • Приспособленчество
  • Притворство
  • Провокация
  • Провинность
  • Проступок
  • Разгул
  • Садизм
  • Симуляция
  • Увертка
  • Трюкачество
  • Ухищрение
  • Фальш
  • Фамильярность
  • Фанатизм
  • Хамство
  • Ханжество
  • Хитрость
  • Холопство
  • Холуйство
  • Шантаж
  • Шкурничество
  • Эгоизм
  • Агрессия
  • Антагонизм
  • Конфронтация
  • Выпад
  • Месть
  • Перебранка
  • Противодействие
  • Разброд
  • Разлад
  • Скандал
  • Сражение
  • Ссора
  • Столкновение
  • Стычка
  • Схватка
  • Счеты
  • Трения
  • Пересуды
  • Критика

Все это стало возможным из-за

  • Господства
  • Деспотизма
  • Могущества
  • Полновластия
  • Превосходства
  • Произвола
  • Силы
  • Тирании
  • Авторитаризма
  • Бюрократизма
  • Единовластия
  • Диктатуры
  • Единоначалия
  • Тоталитаризма
  • Произвола

Это были существительные. Теперь дело за глаголами и за действиями тех, кто способен остановить мобберов и предотвратить моббинг, приняв антимоббинговые законы.

Предыдущая статья
Рене Жирар «Козел отпущения»
Следующая статья
Конрад Лоренц. Агрессия

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений