Как задушить в себе моббера

06.03.2015
Оцените статью
(Нет голосов)
Психотерапевт Екатерина Сигитова написала мануал не для жертв, а для инициаторов и участников травли. На какие роли делит людей преследование жертвы, как выяснить, в какой группе риска вы находитесь, распознать в себе не самые лучшие наклонности, и как дальше с ними работать.

Существует множество статей и инструкций, касающихся важного вопроса — как не стать жертвой травли. Пишутся списки того, что нужно делать и чего не нужно делать; проводятся исследования «стимулов», на которые реагирует толпа, пишутся «рекомендации по избежанию…» и проч. и проч. Всё это прекрасно, и в таких материалах бывает много полезного. Только одно там лишнее. Фокус ответственности во всех подобных текстах — на жертве (чем не угодила, что не сделала, как ошиблась) и советы даются только жертве, остальных участников схемы — как будто бы вообще не существует.

Между тем, жертва травли никогда сама не принимает решение о её начале. Даже если в её поведении есть виктимные элементы, даже если есть провокации. Травлю всегда начинает — и поддерживает — кто-то снаружи, в толпе. И я думаю, что нужно написать мануал для «толпы» — для всех ролей, на которые раскладывается группа при возникновении травли. Пусть он станет «рекомендацией по избежанию» — для тех, кто готов поместить фокус ответственности за свои поступки в правильную точку. На себя. Возможно — для тех, кто уже имел опыт участия в травле или наблюдения за травлей. А также, для тех, кто чувствует в себе «что-то не то», и хочет это поменять. Для тех, наконец, кто достаточно смел и устойчив, чтобы признать в себе это «не то», и хочет посмотреть в бездну, которая там, внутри. Вряд ли таких людей будет много, но мануал всё равно должен быть. Потому что так — правильно.

Погружаемся?

1. Небольшой, но важный ликбез

Слово «травля» в русском языке изначально было термином, относящимся к классической охоте, и обозначало это слово преследование зверя сворой собак. В дикой природе есть взаимодействия, которые тоже можно назвать травлей — это всегда акт или серия актов группы против одного. Да и в целом в этом явлении много «животного», поэтому его исследование проводится, в числе прочих специалистов, этологами.

Изучение травли как явления в человеческих коллективах (хейзинга, моббинга, буллинга) началось довольно поздно, в 70-х гг., хотя само явление существовало, думаю, столетия. Поэтому накопленная база знаний не сказать, чтобы очень большая, и всё ещё происходят революционные открытия, ставящие ранее известные схемы с ног на голову.

Определение травли в его современном понимании включает следующие обязательные признаки:

— повторяемость;
— умысел;
— превышение количеством;
— агрессию.

Считается, что суть травли — в перераспределении власти, и целью её является вызывание у жертвы страха.

Почитать и посмотреть по теме травли, художественное:

— «Чучело», рассказ В. К. Железникова и фильм
— «Бесконечная книга», Михаэль Энде
— «Лужок Черного лебедя», Дэвид Митчелл, книга.
— «Белый шарик Матроса Вильсона» и «Я больше не буду, или Пистолет капитана Сундуккера», Крапивин В. П
— «Травля» (The hunted) — фильм, 1995 г.
— «Класс», эстонский фильм
— «Один против всех» — фильм, 2012 г.
— «31 августа» — И. Лукьянова, книга
— «Моральные домогательства» — М. Иригуайан, книга
— «Исключение» (The exception) — К. Юргенсен, книга
— «19 минут» — Д. Пиколт, книга
— «Заморыш», В. Вартан, книга
— «Кэрри» — С. Кинг, роман
— «Мыши» — Г. Рис, книга
— «Ученик» — А. Серёжкин, книга
— «Прежде чем я упаду» — Л. Оливер, книга
— «Верочка» — А. Богословский, книга
— «Анна Д’арк» Мортен Санден
— «Шоколадная война» Роберт Кормье
— «Ямы» Луис Сашар
— «Скоро тридцать», Майкл Гейл (фрагмент книги)

Дополняйте!

2. Роли

При травле коллектив «разбивается» на пять подгрупп, по ролям, которые люди принимают на себя. Число принявших на себя какую-то конкретную роль может быть неодинаковым. Для травли в её классическом понимании число групп 1+2+3 должно быть больше, чем 4+5.

Инициаторы
Помощники
Наблюдатели
Защитники
Жертвы

Если травля происходит не в стихийном коллективе, а в группе, которая имеет формальных лидеров (школа, институт, рабочие коллективы, форумы с модерацией и т. д.) — то эти лидеры, отрицающие проблему, считаются принадлежащими к группе 3 и «весят» в ней очень много, так много, что одним своим нахождением там — могут сильно изменить «распределение сил» (это работает и наоборот, в случае активного поведения лидеров в ролях 2 или 4).

Итак, к «активным» участникам травли, без сомнения, относятся представители групп 1 и 2. К «пассивным» участникам травли — представители группы 3. Почему наблюдатели тоже считаются участниками? См. ниже.

3. Мануалы для каждой из ролей, с объяснениями и факторами риска попадания в эту роль

А. Инициаторы

Многие исследования выявили любопытный факт: частенько инициаторы, в общем-то, сами ничего и не делают. Они умело «заваривают кашу» и «подливают масла в огонь», а все действия и вся фактическая ответственность за них — у помощников (почему-то оказались подходящими кулинарные метафоры, и они жутковато звучат в контексте обсуждаемого явления). То есть, инициаторы, затеяв травлю — часто остаются в стороне от собственно её эпизодов, остаются «чистыми» (хотя и не всегда, и не все). Думаю, в связи с этим уместно будет разделить инициаторов на активно-агрессивных и пассивно-агрессивных.

Типичные психологические черты:

— высокая агрессивность (и своя, и большая терпимость к агрессивному поведению вообще)
— большая потребность во власти и подчинении других
— импульсивность, т. е. мгновенное действие в случае каких-то чувств или желаний, без обдумывания, осознавания и контроля
— отсутствие сочувствия, жалости и эмпатии к людям, или сложности с этим
— ценность «правды», «справедливости» или «возмездия» как высшей цели, оправдывающей средства.

Раньше считалось, что инициаторы имеют пониженную самооценку и таким образом маскируют её. Однако, исследования последних лет это опровергли. Типичный инициатор имеет скорее высокую самооценку и вполне уверен в себе. Да и с импульсивностью всё не так просто: в значительной части исследований обнаружилось, что инициаторы травли действуют спокойно и осознанно, то есть, имеет место скорее жестокость и садизм, чем слабость самоконтроля.

Вы в группе риска попадания в эту роль, если:

— у вас уже был опыт участия в травле в этой роли
— у вас есть детские травмы и/или опыт переживания насилия
— у вас бывают приступы сильной, «звериной» агрессии, с которой вам сложно или невозможно справиться
— вам очень важно занимать лидирующую позицию в группе
— вам доставляют удовольствие чужие страдания (т. е. есть садистический радикал)
— у вас вызывают сильную злость люди, выделяющиеся из толпы и отличающиеся от вас
— вы согласны с тем, что существуют действия, за которые травля является адекватным наказанием или реакцией.

Б. Помощники

Сюда относятся не только те, кто по свистку инициаторов бросается делать собственноручно всю «грязную работу»; но ещё и те, кто активно поддерживает инициаторов в целом — часто они не участвуют в травле, но и не критикуют её, будто её не существует — зато регулярно и добросовестно выражают одобрение и дают мощную поддержку инициаторам в каких-то других вопросах. Так что, тут тоже будет разделение на две группы: активные помощники и пассивные помощники.

Типичные психологические черты:

— страх перед группой (да-да, огромный процент добросовестных активных помощников занимается отведением агрессии от себя, и они все уверены, что чем лучше будут мучить других, тем безопаснее для них)
— потребность в самоутверждении, при этом недостаток энергии для собственной инициативы в этом направлении
— зависимость от мнения других (в частности, более сильных — инициаторов), недостаточная индивидуализация ценностей и поведения
— склонность к снятию с себя ответственности («она спровоцировала», «меня разозлили»)
— дефицит ментализации, то есть способности устанавливать сложные связи между чувствами, мыслями, поступками и их последствиями
— низкая способность к эмпатии, сочувствию, жалости (как вариант — садистический радикал, как и у инициаторов)

Вы в группе риска попадания в эту роль, если:

— у вас уже был опыт участия в травле в этой роли (или в роли жертвы! Это важно)
— у вас есть детские травмы и/или опыт переживания насилия
— вам важно быть признаваемым(ой), популярным(ой) в группе
— вы легко «заражаетесь» чужими эмоциями и состояниями
— вам комфортно в роли управляемого(ой) и вы любите подчиняться правилам
— вам нравится культ «агрессивной маскулинности» (для мужчин) или идея «клубка целующихся змей», «змеиного гнезда» (для женщин)

В. Наблюдатели

Как я уже упоминала выше, наблюдение за травлей — это, к сожалению, вовсе не равнодушие и не выражение позиции «я такое не поддерживаю». Травля относится к группе явлений, при которых нейтральная позиция попросту невозможна, и если она кажется таковой, если кажется, что это работает против травли — это иллюзия, способ психологической защиты. При этом, для ролей 1 и 2 молчаливое наблюдение, фактически, является разрешительным: «мне достаточно комфортно от происходящего, чтобы я оставался безучастным». Кроме того, наблюдатели никогда не бывают по-настоящему равнодушны внутри: наблюдая унижение и страдание члена группы, они испытывают гамму сильных чувств. По этим чувствам я бы тоже разделила наблюдателей на две группы: потенциальные помощники, и потенциальные защитники.

Типичные психологические черты:

— страх предъявляться группе (иногда — страх предъявляться в контакте вообще)
— обесценивание, как ведущая психологическая защита (снижают «вес» и хорошего, и плохого)
— высокая терпимость к собственному дискомфорту
— типичная реакция на стресс в форме «замри» (а не «бей» или «беги»)

Вы в группе риска попадания в эту роль, если

— у вас уже был опыт участия в травле в этой роли (или в роли жертвы! Это важно)-
— у вас есть детские травмы и/или опыт переживания насилия
— вы убеждены, что защита жертвы травли всегда приводит к обращению травли на защитника
— вы нашли у себя что-то из перечня психологических черт Инициатора или Помощника, но вам тяжело это признать
— вы «тихоня» и стараетесь особо не высовываться — в идеале, никогда

Вот, собственно, это и есть мануал. Осталась совсем небольшая часть — а что, собственно делать тем, кто у себя что-то из перечисленного нашёл, признал, и хочет этим заняться? А вот что.

В мире не так уж много работающих программ профилактики и снижения вреда от травли. Одна из них реализована в Норвегии на уровне государства, у неё очень хорошие результаты (гуглить «программа Ольвеуса»). Её фокус — уменьшение «наград», получаемых активными участниками травли. Это одно из главных, действительно эффективных направлений профилактики. Поэтому,1) ищите выгоды, которые вы получаете, находясь в ролях 1, 2, 3. И ищите способы получать их по-другому, или отказаться от них.

Часто помощники или наблюдатели сами в прошлом были жертвами травли или насилия. (Инициаторы — крайне редко) С этим связано их поведение, они напряжённо пытаются пережить непроработанный травматический опыт иначе, не так, как тогда. Закрытие гештальта подобного плана крайне желательно делать у специалиста, так как простой повтор сценариев с другими ролями — малоэффективен. Поэтому, 2) идите на контакт со своими травмами и непережитым опытом, в кабинете у психотерапевта. Это поможет вам и в целом, причем, гораздо больше, чем потенциальным жертвам вашей возможной травли.

Наше поведение может быть следствием неосознаваемых или отрицаемых личностных черт. Например, признать у себя садистический радикал удаётся очень и очень немногим. Это не значит, что он мало у кого есть — наоборот, иногда возникает ощущение, что буквально у каждого второго, но согласиться с его наличием настолько страшно, стыдно, и так сильно нарушает «образ Я»… К сожалению, от подавления и отрицания ничего не исчезает, наоборот, может приобретать сильно неприятные формы. Поэтому 3) не старайтесь «убирать» некрасивые части из себя путём отрицания и подавления, а инвестируйте в то, чтобы быть с ними в диалоге, в контакте, в мире. Чтобы вывести их из «серой зоны» и уметь с ними обращаться. Наилучший способ для этого — психотерапия, но помогает и просто самоисследование и честность с собой.

Наши действия никогда не самопроизвольны, обычно это связка «импульс — чувство — действие», или «чувство — мысль — действие». Многие люди привычно проскакивают эти звенья сразу до последнего, и действуют прежде, чем успели подумать или почувствовать. Магия тут в том, что иногда остановка на предыдущем звене цепи делает само действие и вовсе ненужным! Потому что оно, например, направлено на избегание встречи с чувством, а если встреча состоялась, то и избегать больше не требуется. Поэтому 4) замедляйтесь между импульсом и действием, между чувством и действием, между мыслью и действием. Пробуйте там остановиться и побыть, пробуйте понять, зачем вам это действие, какой процесс в вашей психической реальности оно обслуживает. И пусть результаты вас удивят!

* * *

А вместо заключения я напишу, зачем появился этот текст. Вопрос не праздный — ведь обычно агрессоры не только не хотят ничего менять, но и вообще отказываются осознавать и признавать происходящее, даже в мелочах. Поэтому такой текст может вызвать разве что злость, но никак не результат. Так почему? Я отвечу.

Я верю в людей. В терапию, как ни странно, приходят не только жертвы (хотя, жертвы чаще). Но всё же приходят и агрессоры тоже, и бывшие инициаторы буллинга, и люди с опытом участия в травле. Даже бывшие преступники, в общем-то, приходят. Приходят они не просто так. Они хотят что-то поменять, и они готовы для этого что-то делать — удивительно, но они могут это делать, и делают. Они меняются сами, и меняют среду вокруг себя на более здоровую. Другой человек становится для них ценным, они начинают чувствовать стыд и признавать ущерб, и могут делать экологичные, безопасные выборы в дальнейшем. Это не массовое явление, но оно существует. Я верю в то, что его масштабы будут расти с ростом осознанности у людей. А также верю в то, что если человек действительно захотел измениться — те пятна, которые он на себя успел поставить в прошлом, уже не сделают его полностью чёрным.

Да, травлю никогда не получится полностью преодолеть — это невозможно. Речь лишь о повышении осознанности в нас самих, о понимании и признании чего-то в себе. Как известно, гораздо более опасно неосознаваемое, потому что оно становится таким хвостом, который виляет собакой.

Можно сказать, я этим текстом предлагаю всем читателям обернуться, и посмотреть на свой хвост.

Может быть, он обычный, а может быть, такой, что его обладатели имеют повышенный риск попасть в свору.

Мне хочется, чтобы люди, зная особенности своего хвоста, могли принять решение — быть в своре или нет.

Если хотя бы на одно решение «нет» станет в мире больше — этот текст написан не зря.

http://www.livejournal.com/magazine/692103.html


Поделитесь с друзьями:
Предыдущая статья
Люди, которых затравили в Интернете. Насмерть
Следующая статья
Отрывок из неопубликованной повести

Комментарии

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений