Как только герой «прокалывается», толпа уже готова его распять

После скандала вокруг Регины Тодоренко, когда она негативно высказалась про жертв домашнего насилия, телеведущая сама оказалась жертвой травли в Сети. Об этой неоднозначной ситуации мы поговорили с Дарьей Невской — создателем первого сайта в Рунете, полностью посвященного проблемам насилия и травли на рабочем месте, в подростковой среде и в киберпространстве — mobbingu.net.

8 апреля / 2020

После скандала Тодоренко и сама оказалась жертвой кибермоббинга (ситуация, когда группа лиц в интернете травит одного человека. — прим. Libera). Общество стало ей говорить: «Сама в этом виновата. Не надо было так говорить. Надо было молчать или говорить "правильные" вещи». Так, Регина стала объектом травли противников насилия. Это двойные стандарты?

Нет, это не двойные стандарты, а проверенный временем механизм действия толпы по отношению к своим кумирам, тем, кого толпа сама и выдвинула из своих рядов. Пока наш кумир говорит «правильные вещи», пропагандирует ЗОЖ, взаимную любовь и семейные ценности, помогает бедным, больным и жертвам насилия – его готовы носить на руках. Людям нужны идеалы для подражания. Как только наш герой «прокалывается» — совершает необдуманный поступок или произносит то, чего от него никак не ожидают услышать, толпа уже готова его распять. Она не может простить ему того, что он оказался таким же, как обычный человек, как любой из нас. Если мы можем, сидя на диване с чипсами, смотреть «Будни разведенки» Агаты Муцениеце и перемывать ей косточки, то наш кумир не может так поступать. Регина Тодоренко разочаровала многих своих фанатов, считавших, что она, такая красивая и правильная, уж точно на стороне добра и не способна осуждать жертв домашнего насилия.

Подобная история произошла в 2010 году с известным писателем Евгением Гришковцом. У него был тогда очень популярный ЖЖ, в котором он запрещал своим подписчикам разводить холивары, осуждать и гнобить кого-либо в комментариях. Френды его слушались и, умиляясь его интеллигентности, называли ЖЖ Гришковца «оазисом» социальных сетей, загаженных ненавистью и разборками. Но однажды он написал пост, в котором обвинил известную группу актеров «Квартет И» в том, что они подражают ему. Он рассказал своим читателям, как поддержал группу в начале их творческого пути, когда они работали в одном жанре, но сейчас он не хочет иметь с ними ничего общего, так как они не дотягивают до его нынешнего высокого уровня... После этого поста Гришковца две недели травили его вчерашние почитатели. Почти в каждом комментарии они писали , как горько их разочаровал его поступок. Он попытался оправдаться, но стало еще хуже. Короче, он вынужден был закрыть свой некогда один из самых популярных журналов. Хорошо помню его прощальную фотографию – закрытая дверь, которой прихлопнуты, танцующие на ветру воздушные шарики. Толпа не простила любимому писателю, находящемуся на пике славы, его пренебрежительные и оскорбительные выпады в адрес «Квартета «И». Кстати, о свержении толпой своих кумиров писали многие талантливые люди. Пушкин много об этом писал. Например, у него есть такие строки:

Толпа глухая,
Крылатой новизны любовница слепая,
Надменных баловней меняет каждый день
И ‎ с ступени на ступень
Летят кумиры их, увенчанные ею.

Мне кажется, что «надменным баловням» толпы просто нужно всегда помнить об этом, если они хотят дольше продержаться на этом пьедестале.


Действительно ли Тодоренко в своем высказывании оправдала домашнее насилие? Или, по мнению многих, всего лишь негативно высказалась в адрес тех женщин, которые не пытаются бороться?

Я не могу отвечать за Тодоренко, но прокомментирую ваше утверждение про "всего лишь высказалась". Публичный человек, особенно инфлюенсер, должен думать о том, какой резонанс вызовут его слова. Он не имеет право выкладывать первое, что ему в голову приходит. В некотором смысле, он – персонаж, от него ждут определенных реакций и слов. Если бы Тодоренко с самого начала была персонажем «плохая девочка» и делала бы имя на скандалах, то ей, возможно, простили бы и эти высказывания в числе прочих. Но, поскольку она персонаж «принцесса Золушка», то ей, конечно, не простили. Она продемонстрировала свое превосходство над жертвами домашнего насилия и превратилась из «Золушки» в «злую фею». А если говорить о сторителлинге, по принципам которого развивается каждая такая медийная история, то Регина, согласно архетипам, выделенным Кристофером Воглером (голливудский продюсер,сценарист, писатель, наиболее известный как автор руководства для сценаристов «The Writer's Journey: Mythic Structure for writers»), скорее, «оборотень». Мы не должны с вами списывать со счетов, что у каждого такого кейса появляется свой автор и свой режиссер. И вот уже Регина раскаивается и исправляется — дарует два миллиона Фонду «Насилию. нет» и снимает документальный фильм о домашнем насилии.


Вам не кажется, что в настоящее время мы наблюдаем «диктатуру толерантности», когда любое неосторожное или глупое слово становится стартом травли? Как с этим бороться, да и стоит ли?

В проявлениях толерантности, как и в любых положительных явлениях нашей жизни, несомненно, есть и перегибы. Но толерантность необходима, так как именно она формирует новые поведенческие нормы и стереотипы реакций, в том числе в социальных сетях. Конечно, сейчас мы наблюдаем некоторый перехлест в другую сторону, но он неминуем, если общество хочет руководствоваться современными, а не средневековыми представлениями о чести, личной неприкосновенности и личных границах. Толерантность обращает взгляды каждого из нас на себя, и мы, прежде, чем высказываться, задаем себе вопросы: «А как бы я сам отреагировал на эти слова? А не обидит ли кого-то мое замечание? А прилично ли об этом говорить вслух?». Я связываю толерантность не только с формированием новых стандартов поведения, но и с важнейшими факторами для развития современного человека – с самодисциплиной и самоограничением. Если ты сам себя не будешь ограничивать, думая о последствиях своих слов и поступков, то обязательно найдется тот или те, кто сделают это за тебя.

В интервью «Голосу Америки» Вы упомянули, что женщины подвергаются виктимблеймингу (от англ. означает ситуацию, когда жертву насилия обвиняют в том, что к ней применили насилие. — прим. Libera ) гораздо чаще, чем мужчины. Почему так происходит?

 Я тогда сказала, что женщине не могут простить первородный грех. Это была шутка, хотя в каждой шутке есть доля истины. Женщины подвергаются насилию чаще, чем мужчины: женщины физически слабее мужчин, но, самое главное, они все еще не обладают равными правами с мужчинами. Проявления сексизма, харассмент на рабочем месте и домашнее насилие все еще сходит мужчинам с рук. Благодаря движению #MeToo общество стало медленно двигаться в сторону осуждения проявлений сексизма и харассмента. Думаю, что мы сможем общими усилиями изменить эту ситуацию. А пока равенства нет, общество будет продолжать обвинять жертву изнасилования в том, что она сама спровоцировала насильника, так как шла по парку вечером в короткой юбке.

Кстати, в связи с этим я не могу не вспомнить последний скандал, связанный с созданием литературной премии , которая названа в честь детского писателя Эдуарда Успенского. На днях его дочь Татьяна Успенская написала открытое письмо и попросила не называть именем ее отца премию детской литературы, так как он был абьюзером, домашним тираном, не любил детей, выкидывал ее в одном платье на мороз, отдал в 12 лет в страшную секту Столбуна «на воспитание». Две резонансные истории с разным результатом – именем мужчины, абьюзера и скандалиста, называют литературную детскую премию, (в итоге премии все-таки присвоили имя Успенского) а у женщины, которая высокомерно отозвалась о жертвах домашнего насилия, отбирают премию «Женщина года», лишают ее рекламных контрактов. Эти события подчеркивают гендерное неравенство и двойные стандарты нашего общества. И реакция медиа на высказывание Регины Тодоренко – это правильный сигнал обществу: «Виктимблейминг – зло!». К сожалению, в истории с письмом Татьяны Успенской, обвинившей своего покойного отца в домашнем насилии, СМИ и лидеры мнений не подали обществу такого сигнала, и Татьяну, жертву абьюза, стали в социальных сетях травить и обвинять. Свяжу эти события с тем, что происходит сейчас в Соединенных Штатах Америки. Волна протестов, который разворачиваются на наших глазах в США и некоторых странах Европы, реакция полицейских и известных людей, лидеров мнений по всему миру на убийство афроамериканца – это верный сигнал, который подан обществу. Меня поразило то, что никто не стал его обвинять, мол, сам нарвался. Никто не имеет право осуждать жертву насилия. И общество должно получать от медиа и от лидеров мнений очень определенные сигналы на этот счет. Если бы это не работало, то в США до сих пор существовала бы дискриминация по расовому признаку. Вспомните фильм «Зеленая книга», в котором действие разворачивается в 1950-е годы… Какой огромный шаг в сторону освобождения от расовых предрассудков сделало американское общество за эти 70 лет. И во многом благодаря тому, что известные люди – журналисты, политики, актеры, писатели и режиссеры высказывались против насилия, дискриминации и расизма.


Если жертва годами терпит насилие и не уходит от садиста, означает ли это, что она подсознательно стремится быть жертвой и ищет тирана?

«Тяга к тирану» может быть связана с конкретными обстоятельствами жизни человека – непростыми отношениями с отцом, домашним насилием, которое жертве пришлось пережить в детстве. По разным причинам женщины не уходят от своих «любимых» мучителей. Но эти причины бывают разными только на раннем этапе отношений, а с течением времени, по мере затягивания в эти абьюзивные отношения, они становятся все более очевидными для внешнего заинтересованного наблюдателя. Они стереотипны как ответ, как реакция на «ходы» абьюзера, действующего всегда по одной и той же схеме, которая именуется «психологическим маятником»: страстная любовь – насилие – страстная любовь, моление о прощении и снова насилие. Очень часто молодые женщины попадают в эту ловушку именно на первом этапе, когда им нравится проявление властности со стороны мужчины. Никто не расценивает эти проявления, как «первый звоночек», сигнализирующий о том, что вы втягиваетесь в абьюзивные отношения. Приведу пример. Влюбленный мужчина начинает навязывать свои вкусы, контролировать действия своей девушки, ограничивать круг знакомств, отрывать от семьи и подруг. Девушки думают, что это и есть проявления сильной любви, но, на самом деле, абьюзер хочет единолично и беспрепятственно распоряжаться душой и телом своей жертвы.


Как помочь женщинам, если они не рассказывают о насилии и никуда не обращаются?

Помочь таким женщинам бывает очень не просто. После продолжительных абьюзивных отношений у многих жертв насилия возникает стокгольмский синдром – привязанность жертвы к своему мучителю. Они любят их и берут на себя вину за то, что с ними происходит. Но близким и друзьям жертв домашнего насилия нужно обязательно предлагать им свою помощь и держать этих женщин в поле своего зрения, общаться с ними, расспрашивать о жизни. Мы почти всегда знаем или догадываемся о том, что происходит в семьях наших родных и подруг. Если у нас появляются даже предположения о том, что там возможно насилие, мы не должны оставаться равнодушными. Особенно сейчас, в условиях карантина и изоляции, когда участились случаи домашнего насилия.

По официальным данным, уровень домашнего насилия во время пандемии в России вырос в 2,5 раза. Среди этих жертв насилия могут быть ваши подруги и родные. Если вы знаете или предполагаете, что у соседей или в семье ваших родных и друзей и раньше происходили события, указывающие на абьюз, то постарайтесь поддерживать удаленно контакты с возможными жертвами насилия. Чаще им звоните, выслушивайте, старайтесь поддерживать визуальный контакт через скайп или вотсап, ненавязчиво предлагайте свою помощь, а при явных признаках угрозы их жизни и здоровью, долго не думая, обращайтесь в полицию. А женщинам, которые хотят сами спастись и спасти своих детей, нужно под любым предлогом с документами и детьми выйти из дома и обратиться за помощью к своим близким или друзьям, которые примут их и помогут обратиться в центры по защите жертв домашнего насилия.


Куда обращаться:

+7-800-700-06-00 — всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье (Центр «Анна»)
+7-812-327-30-00 — телефон доверия «Кризисного центра для женщин (ИНГО)» (работает онлайн-приемная на сайте)
+7-499-901-02-01 — телефон доверия центра «Сестры» (работает онлайн-приемная на сайте)

Автор: Анастасия Свирина
Источник: Как только герой «прокалывается», толпа уже готова его распять
Поделитесь с друзьями:
Предыдущая статья
Лучшие детские книги с Дарьей Невской
Следующая статья
Буллинг как объект исследований и культурный феномен

Комментарии

Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый.
Ваш комментарий
* поля, отмеченные звёздочкой, необходимо заполнить
Ваше имя (или псевдоним)
Ваш email Если вы хотите получать уведомления о других комментариях этой темы, заполните поле. В дальнейшем вы можете отписаться от уведомлений
Ваше сообщение
Нажмите, пожалуйста, на квадрат, чтобы мы знали, что вы не робот, рассылающий рекламу
Комментарий появится на сайте после проверки модератором